Воспоминания о детстве (часть 2)

воспоминания о детстве1В пятом классе у нас появились такие предметы, как алгебра, ботаника, английский. И соответственно – новые учителя. Было это в 1965 году. Я сейчас уже мало что помню, но очень хорошо помню ту историю с белорусским языком. Новый предмет «белорусский язык и литература» был необязательным. И все родители дружно написали заявления об отказе изучения своими драгоценными детками языка той республики, в которой все мы жили. Но завуч школы – очень мудрый, дальновидный и умный человек пришел на родительское собрание и уговорил родителей. Так у нас появился новый учитель – Петр Евсеевич. Было ему, наверное, около 50 лет, он очень сильно хромал, потому что у него не было одной ноги, а был скрипучий протез. По лестнице он поднимался с огромным трудом. Помогала ему его племянница Римма Марковна, тоже учительница в нашей школе. Она помогала ему подниматься по лестнице, носила его большой портфель. Мы все считали белорусский язык второстепенным предметом и относились к нему, мягко говоря, наплевательски. И соответственно к учителю — тоже. А Петр Евсеевич был добрейший человек. Никогда не повышал голос, никогда ни на кого не жаловался, все мы были для него хорошими, умными, способными. И оценивал он наши знания по завышенной шкале. Подойдешь, поканючишь, пообещаешь – и все будет нормально. Мы пользовались добротой Петра Евсеевича. На уроках вели себя ужасно. Не слушали, переговаривались, откровенно пренебрежительно относились и к предмету, и к учителю. Это же не математика и русский, а какой-то там белорусский. Да и учитель не может прикрикнуть, потому что имел природную интеллигентность. А мы пользовались его добротой и вели себя отвратительно…

Белорусский был последним уроком, и мы уже вскочили с мест, не дожидаясь разрешения Петра Евсеевича, стали собираться домой. Медленно он вышел из класса, и мы ринулись к выходу с воплями… Но зашла наша классная и гаркнула — «Все по местам!» Когда мы уселись, она сказала все, что о нас думает, и добавила, пусть меня уволят за это из школы. А сказала она, что мы негодяи, идиоты и сволочи. И рассказала, что во время войны Петр Евсеевич был на фронте, а когда немцы заняли наш город, то всю его семью — стариков-родителей, жену и двоих детишек угнали в еврейское гетто. Там все погибли. А ногу он потерял на войне. Вернулся на пепелище, где никто не ждал. Она посмотрела в окно. Потом сказала – «подойдите все к окну». Мы увидели, как Петр Евсеевич шел с Риммой по школьному двору. Она его поддерживала под руку и несла его портфель. Потом классная сказала, что если хоть один волос упадет с головы Петра Евсеевича, весь класс должен будет выучить наизусть все произведения Пушкина, Лермонтова и Гоголя, и каждого персонально она спросит. «Будете учить день и ночь, это для прибавления ума» — добавила она и вышла из класса. Мы не сразу пришли в себя. Кто-то обиделся за «негодяев, идиотов и сволочей», кому-то было стыдно. Но это «непедагогичная» мера пошла нам только на пользу. Никто не пожаловался на классную родителям, а на уроках мы больше не орали и вели себя вполне прилично. А за это нас не заставили выучить всего Пушкина, Лермонтова и Гоголя.

А потом, уже в старших классах, когда мы поумнели, встречаясь с Петром Евсеевичем в коридоре, мы раскланивались, улыбались ему. Сейчас я понимаю, что он был учителем «от бога», что его лепта в наше образование, воспитание, отношение к жизни и к людям была совсем не маленькой. Прошло уже пятьдесят лет – а я помню его. Побольше бы таких учителей встретилось на жизненном пути у наших детей и внуков. Хотя бы один такой – и то уже хорошо…

 

С уважением, Admin Kotya.

С удовольствием отвечу на Ваши вопросы в комментариях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

;-) :| :x :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :???: :?: :!: