Папин день Победы

Папин день Победы

Моего отца нет уже 12 лет. Сейчас ему было бы 87 лет. Много лет подряд в нашей семье день Победы проходил всегда одинаково…

Часов в 11 утра приходила соседка Нина Федоровна, она всю войну прошла медсестрой, а потом долгие годы работала в больнице. Приходила всегда с бутылочкой водки и своей закуской. Они с отцом усаживались во дворе в беседке и часа 3-4 там сидели. Ни дети, ни внуки не смели их беспокоить. Моя мама строго-настрого приказала нам всем не трогать их. И мы тихо сидели в доме и не мешали. А они сидели под яблоней за столом, кругом уже вовсю цвели тюльпаны. О чем они говорили? Никто не знал. Папа не любил вспоминать о войне, мы знали только, что он был связистом. Дошел до Берлина и демобилизовался в 1948 году. Когда умерла его мама, моя бабушка, его разыскали в Германии, благо он был связистом, и он приехал на похороны. Мы больше ничего не знали о нем, о войне. Не хотел он говорить об этом. Видно, было тяжело. А вот с Ниной Федоровной долго они говорили, только никто не знал, о чем. Судьба у Нины Федоровны была непростая. На фронте она встретила своего мужа Виктора, была большая любовь, но судьба распорядилась по-своему – погиб он 5 мая 1945года. А в июне родилась дочь Надежда. Но никто об этом ничего не знал, это стало известно через много лет. А мы знали Василия Ивановича – мужа Нины Федоровны. Был он майором, а работал экспедитором . Потом родилась их дочь Ольга. Сколько помню себя, а мы бегали на улице и все видели, вечером он шел с работы всегда пьяный. Каждый день. По вечерам долго сидел на крыльце, молчал. Он никогда не скандалил, не ругался. Был тихий. Нина Федоровна тоже его никогда не ругала. И дочки жалели его. Когда он умер, Нина Федоровна часами стояла у его гроба, смотрела и молчала. А Надежда сильно плакала. Мы тогда были детьми, нам было трудно понять, почему они так переживают. В наших детских головах не могло никак уложиться – зачем так переживать, для нас он был никчемный пьяница. Жизнь мы еще не прожили и ничего о ней не знали…

А моего папу-ветерана войны обижали не один раз. В семидесятых годах стало трудно с продуктами, с прилавков все постепенно стало куда-то исчезать. И ветеранам войны стали давать пайки. За ними нужно было приходить в обычный магазин, где стояли в очередях люди, а ветеранам и инвалидам давали без очереди. Отец пришел за своим пайком и по праву стал получать его вне очереди. И услышал страшный крик: какие вы ветераны, какие вы инвалиды – все ветераны уже давно землю парят, вы купили свои льготы… Он обернулся и увидел свою соседку. Жили они рядом, через забор. Она орала громче всех. Отец пришел домой и слег. Сказал, что устал. Мама не могла понять, что произошло – наконец он ей сказал. Мы все страшно расстроились, успокаивали его как могли, приводили всякие доводы, что соседка глупая, ограниченная женщина. Но все было бесполезно. Он просто заболел, ничего ему было не в радость. Душа его страдала, потом он сказал, что ему было хуже, чем на войне. Через несколько дней пришел соседкин муж, он ругал свою жену на чем свет стоит, обзывал последней дурой, глупой бабой. Вечером пришла соседка и со слезами стала просить прощения. Папа ее простил. А мама – нет. Она перестала с ней общаться.

Мы стоим у окна и через занавеску смотрим на отца и Нину Федоровну. Вот они выпивают чарочку, как говорил отец, вот нюхают хлеб… О чем они говорят?

Сейчас, когда слышу песню «День Победы» — наворачиваются слезы.

Спасибо тебе, папа! И вечная Вам память!

 

С уважением, Admin Kotya.

С удовольствием отвечу на Ваши вопросы в комментариях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

;-) :| :x :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :???: :?: :!: