Я люблю тебя мой старый парк (часть 2)

я люблю тебя мой старый парк1История вторая. Павел Николаевич.

Интеллигентный старичок сразу привлек внимание Нины Федоровны. Он бросался в глаза всем своим аккуратным видом, размеренной походкой и приветливым выражением лица.

Гулял он подолгу. Потом присаживался на скамейку и кормил голубей. Тут, на скамейке они с Ниной Федоровной и познакомились. Ему было 87 лет. Он тоже не сразу стал рассказывать свою жизненную историю. Говорил он с большой грустью, видно было, что все его мысли в далекой прошедшей молодости. Была ли его жизнь счастливой? На этот вопрос однозначного ответа нет. Наверное, был по-своему счастлив. Мгновения счастья были и есть у каждого . А может эти мгновения и есть счастье…

Павел Николаевич родился в очень интеллигентной семье. Его родители были коммунистами, причем имели высокие должности. Он несколько лет жил с родителями в Польше. У него была няня, гувернантка. Жили они обеспеченно. Но все рухнуло после 1937 года. Отца арестовали и через два дня расстреляли. Их с матерью выселили из огромной квартиры в центре на окраину в бараки. Люди в бараке встретили их злобно и настороженно. Их сервизы из тончайшего фарфора были разбиты в один миг. Пуховые одеяла разворованы. Мать с каменным лицом смотрела на все происходящее вокруг, потом выбрала из кучи вещей только самое необходимое, взяла сына за руку и они пошли в свою комнату. В той убогой комнате прошло полгода их жизни. Потом рухнула и эта жизнь. Мать арестовали и сослали в Магадан. А Пашу определили в детский дом. Там он и жил до 1941 года. А потом –война. Работа на заводе, рытье окопов, ночные дежурства на крышах. Все это было страшно, но не хуже обид, оскорблений, насмешек в детдоме. Он был сыном врагов народа, а это было хуже воровства. После войны поступил в институт, после года учебы его вызвали в деканат и сказали, что в их институте дети врагов народа не учатся. И ему выдали документы об отчислении. Неизвестно, что бы происходило в его жизни дальше, если бы не работала секретарем в деканате одна суровая неразговорчивая женщина. Когда он пришел за документами, она тихо сказала, что оформила ему академический отпуск. И добавила: иди в рыбный институт, там недобор, никому не говори, кто твои родители, а скажи что долго болел. Так судьба его привела в рыбный институт.

Это действительно была судьба – там он встретил свою любовь – милую очаровательную девушку. Они через год поженились, заканчивали учебу уже с маленькой дочкой, которую растила его мама, вернувшаяся из «мест не столь отдаленных». Потом отца и мать реабилитировали и жизнь пошла своим чередом. Все было замечательно – новая квартира, неплохая работа, рядом была его настрадавшаяся мама и чудесная малышка с крупными кудрями. Живи, радуйся своему счастью! Что и делал Павел Николаевич. Его в жизни все радовало, и он ловил счастливые моменты, стараясь успеть в жизни как можно больше. В его понятии слово «счастье» включало в себя любимую семью, ради которой он был готов на все – работать до ночи, ходить в магазин за продуктами, выносить мусор, пылесосить, развешивать во дворе белье и делать еще множество нужных семье дел. Ничего ему было нетрудно – ведь он видел улыбку жены, слышал ее смех, а ради этого он готов был горы свернуть. Вот такое простое обывательское счастье. Сколько так прошло лет – сейчас он уже не помнит. И даже не сразу заметил, как его милая чудная красавица-жена постепенно выработала командный голос, как все больше и больше претензий стало высказываться в его адрес, а милая девочка с забавными кудряшками вдруг стала грубой, неласковой девушкой. В душе все чаще поселялась тоска – куда же все ушло, почему? Где та милая добрая девушка – его жена? А претензии к нему все росли и росли – мало денег, мало денег, мало, мало, мало… Домой идти хотелось все меньше. А он к тому времени уже стал деканом факультета, его уважали за открытый приветливый характер, который не испортила его семья. Жизнь заходила в тупик. Он думал, думал, думал. Мучительно искал выход. А он не находился. Каждый из них теперь проживал в своей комнате, спал на своем диване, ели все по отдельности. От него требовали только зарплату, и он приносил деньги, молча складывал кучку денег на стол в кухне и уходил к себе в комнату. Дочь каким-то странным образом вышла замуж за странного немолодого человека и уехала с ним в Израиль. Жена пропадала все вечера в какой-то неизвестной ему компании. А однажды ему позвонили и сказали, что ее сбила машина. После больницы она уже не встала. Лежала в большой комнате, приходила сиделка, делала все необходимые процедуры. Жена почти не говорила, она только молча смотрела на него, следила глазами, куда он пошел, что делает. Разговаривать она могла, но не желала это делать. Павел Николаевич часто задумывался – что за мысли в ее голове? Он садился рядом с ней, рассказывал что-то, пытался взять ее за руку. Она молча смотрела на него. На все вопросы – только «да» и «нет». Он ничего не мог понять. Он не отталкивал ее, старался быть внимательным, ласковым. Но она ничего не хотела, только молча наблюдала за ним.
Жизнь Павла Николаевича стала спокойной, тихой. В голове мелькнула мысль- может все что случилось – к лучшему? Но эта мысль только мелькнула и тут же ушла, будто и не приходила. Так прошел год – в тишине и молчании. Жена лежала, он ходил на работу, вечерами они разговаривали: он рассказывал, она слушала молча. В тот вечер он пришел домой позже обычного, было заседание кафедры. Домработница позвонила, сказала, что все сделала и ушла домой. Он вошел в тихую квартиру, жена , наверное, спала. Он не стал ее беспокоить, а через час увидел, что она также лежит как и лежала.

я люблю тебя мой старый парк2

После похорон стало совсем плохо. Жизнь вообще потеряла всякий смысл, некуда было идти, не с кем разговаривать, не о ком заботиться. На девятый день домработница отдала ему конверт, отвела взгляд и сказала, так просила жена. В конверте лежало маленькое письмо, написанное женой. « Паша, ты лучший из людей, которых я встречала. Жаль, что мне потребовалась жизнь, чтобы понять это. Моя глупая, несуразная жизнь, которую я не сумела прожить по-хорошему. Прости, что не принесла тебе счастья. Встретимся , может быть…»

Странно, но после этого письма Павлу Николаевичу стало легче. На душе у него теперь спокойно…Они поговорили в последний раз…

А счастье все же было…

 

 

С уважением, Admin Kotya.

С удовольствием отвечу на Ваши вопросы в комментариях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

;-) :| :x :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :???: :?: :!: